Share This Post

Главное / Дискуссионный клуб "Евразийский дискурс" / ДОКЛАД / Махлаев Александр / Философия

Предисловие. Краткое изложение основных положений и концепций доклада.

Тот, кто боится идеи, теряет под конец и понятие.

Иоганн Вольфганг Гёте 

  Идеология как мировоззрение или идеология как политическая доктрина, идеология как политическая программа или идеология как набор маркетинговых идей направленных на желание понравится потребителю. Пожалуй нет более извращенного, изгаженного и исковерканного политологического термина как идеология. За этим нагромождением смысловых конструкций сложно разобрать где действительно имеется идеология, а где это всего лишь симулякры различных форм и расцветок. Невероятная притягательность изначального понятия идеологии заложенная  Дестютом де Траси, привела к тому, что идеология стала чем-то совершенно расхожим и банальным, простым и повседневным. От смысловых высот в момент своего возникновения как науки о бытии идей, человеческий эгоизм и тщеславие снизвели понятие идеологии до прикладного инструмента маркетологов, судорожно борющихся за доли рынков. Ослепляющая красота этого понятия сыграла с ним злую шутку, но парадокс нашей жизни заключается в том, что порой понятия, которые кажутся безнадежно изгаженными и извращенными вдруг обретают свою острую общественную необходимость. Именно это сейчас происходит с понятием идеологии. Динамика развития цивилизации и ее нарастающие противоречия вновь поставили вопрос об идеологии как о мировоззрении, как о целостной системе объясняющей окружающий мир и дающий в нем опору и надежду на будущее. 

   Однако для реабилитации идеологии необходимо, прежде всего, по новому посмотреть на идеологию как на социальное явление в целом. Не смотря на то, что представление об идеологии существует в обществе уже на протяжении более двух веков и накоплен значительный исторический опыт, идеология не рассматривается с позиций историзма. Создается такое впечатление, что это явление общественной жизни не имеет развития и не эволюционирует, а попытка классификации, как правило, сводится к перечислению различных вариантов идеологии большего или меньшего количества вариантов. Естественно, что такое положение дел не может позволить рассматривать идеологию и связанные с ней социальные процессы во всей их полноте. В предлагаемом докладе буду изложены идей, которые уже обсуждались в рамках работы дискуссионного клуба «Евразийский дискурс», а также идеи и концепции, которые предлагается обсудить на предстоящих мероприятиях клуба.  Для более удобного ознакомления с текстом доклада предлагается ознакомиться с его основными положениями и концепциями.

Структура доклада

   Первая глава. Первая глава доклада посвящена вопросу связанному с несостоятельностью позиции о деидеологизации общественной жизни общества. История со всей очевидностью показал, что роль идеологии не только не уходит из жизни общества, а совсем наоборот, все более усиливается. Ощущение хаотизации окружающего мира и его фрагментарности заставляет человека искать новые основания для своей полноценной жизни в которой есть не только настоящее, но и будущее. Именно по этой причине идеология не только не может исчезнуть из жизни современного общества, а совсем наоборот, ее роль как важнейшей части мировоззрения будет только возрастать.

           Вторая глава.  Вторая глава  повещена изложению концепции большого и малого модерна, выходу за пределы той философской реальности постмодерна, которая в настоящее время себя исчерпала и границы которой все более сужаются, становясь препятствием для развития общества. Также в этой главе будет затронут вопрос   связанный с проблемой восстановления полноценного левого идеологического дискурса в современном обществе на основе идей нового прочтения понятия традиции.

           Третья глава. В этой главе вниманию членов клуба предлагается теория эволюции политических течений. Исходя из базовой социальной дихотомии между личным и общественным, будут рассмотрены две основные большие идеологии: либерализм и марксизм. В рамках доклада предлагается следующая концепция эволюции идеологии как социального феномена, которая состоит из следующих четырех этапов ее развития:

  • предидеология (период философских кружков и дискуссионных клубов),
  • этап формирования идеологии-учения, когда формируется полноценная мировоззренческая программа идеологии,
  • период формирования локальных идеологических доктрин, которые как правило имеют свою специфику и культурно-историческую локализацию
  • постидеология, когда большие идеологии перестают отвечать требованиям времени, в них накапливается значительный комплекс противоречий и они становятся несостоятельными и неадекватными существующим реалиям. Это период бурного расцвета популистских партий, которые не имеют глубокой идеологической основы и представляют собой локальные политические реакции на отдельные проблемы общественной жизни.
  •  

         Четвертая глава. Данная глава посвящена рассмотрению вопроса взаимодействия идеологии и религии. Изначально идеи модерна формировались на жестком противостоянии между сторонниками идей модерна и религии. Наибольшей остроты этот конфликт проявил себя со стороны сторонников левых взглядов. Но это не сколько не означает, что и со стороны либерализма не было натиска на религию. Либеральные философы признавали как данность  тотальную секуляризацию общества. Но вопреки их прогнозам этого не случилось, роль религии не только не уменьшается в современных условиях, она в настоящее время значительно возрастает. При этом и новое прочтения понятия традиционализма невозможно без артикуляции возможных отношений между религией и новым традиционализмом.

           Пятая глава. Эта глава представляет собой историко-философский очерк формирования развития идеологии неолиберализма. Очень важно глубоко и обстоятельно понимать, что неолиберализм не возник из неоткуда. Это продукт очень долгой с сложной эволюции политических и философских идей и без понимания истоков этой идеологической концепции очень сложно понять ход современных политических событий.

            Шестая глава. Шестая глава развивает тему идеологии неолиберализма. Но в отличии от предыдущей главы она сосредоточена на проблемах связанных с формированием образа будущего, такого важного атрибута любой идеологии как ее утопии, идеального образа будущего. К сожалению реальность такова, что в настоящий момент либерализм и неолиберализм в частности не способны сформулировать позитивный образ будущего. У него нет ни социальной ни философской программы для этого.

             Седьмая глава. В заключительной седьмой главе доклада основное внимание будет уделено проблеме становления новой идеологии, ее основных институциональных составляющих и тех задач, которые стоят перед этой идеологией.

Краткое изложение основных положений и концепций  доклада

Базовая социальная дихотомия личного и общественного

     Методологической основой доклада является положение о том, что в основе всех идеологических конструкций лежит изначальная, базовая социальная дихотомия между личным и общественным. К сожалению до настоящего времени этот  вопрос не получил должного изучения в современной социологии и философии. Достаточно сложно привести специальные философские или социологические работы, за исключением косвенных исследований связанных с тематикой холизма и синергетики, а также те исследования которые проводились в рамках конфликтологии, которые в той или иной степени были бы связаны с проблематикой дихотомии между личным и общественным. В определенном виде идентификацию этого фундаментального для изучение общества понятия можно встретить в виде представлений о закрытом и открытом обществе, но такая постановка вопроса уводит в тематику тоталитарных и демократических государств, тогда как тоталитаризм может проявлять себя как на левом, так и на правом флаге политической жизни общества.  Но не смотря на то, что такое явление как «социальный конфликт» изучено достаточно хорошо, оно не определяется как неразрывная, неустранимая, лежащая в основе всех политических процессов общества дихотомия между личным и общественным.

   Очень важно обратить внимание на то, что свойства и интересы личного (индивида) не тождественны свойствам и интересам общего (общества) и как следствие эта дихотомия по своей природе изначально провоцирует конфликт. Именно артикуляцией этого конфликта, а также  неутомимое стремление победить в нем, было главной задачей, которую решали политики в ходе политической борьбы в XIX и XX веке.  В определенном смысле проблема нахождения баланса между личным и общественным на протяжении ХХ века разрешалась в ходе демократических политических процессов в странах в которых активную роль играли социал-демократические идеи и идеи социального государства. Однако в глобальном плане весь ХХ век вместо поиска баланса и нахождения гармонии, мир занимался борьбой за доминирование того, или иного полюса, и продолжает этим настойчиво заниматься в настоящее время. Непонимание и неприятие сути этой базовой дихотомии наглядно свидетельствует и упорное, существующее уже более века, стремление создать универсальную идеологию, которая бы разрешила все вопросы. Нет ничего удивительного в том, что решение этой задачи оказалось невозможным, так как невозможно отменить само изначальное противоречие лежащее в основе человеческого общества. Единственное решение этого противоречия  — это сохранение постоянного идеологического и политического диалога, постоянной идеологической коммуникации в том самом широком смысле ее значения и содержания, которое предлагает Юрген Хабермас, между сторонниками этих политических полюсов. В определенном смысле наиболее успешным в этом плане с практической точки зрения можно охарактеризовать те политические режимы, которые сложились в Центральной и Северной Европе в конце ХХ века. Во многом это было обусловлено стремлением разрешить противоречия имеющиеся в обществе в рамках постоянного политического диалога. К сожалению  после крушения СССР баланс в дискуссии об обществе сместился в сторону либерализма, победа которого многими горячими головами была воспринята как окончательная и бесповоротная. 

Концепция большого и малого модерна

   Другой важной частью доклада непосредственно связанной с его философскими основаниями является концепция малого и большого модерна. Необходимо отметить, что по своему генезису и либерализм и социализм исходят из проекта модерна, который сейчас принято связывать с эпохой Просвещения и который содержит в своей основе разрыв с предыдущими историческими эпохами и исходит из позиции конфронтации с традицией.  Идея прогресса как в либерализме, так и в социализме противопоставлена прошлому, которое однозначно определяется как регрессивное, архаичное, противостоящее развитию общества. Поэтому важной частью доклада является определение концепции о большом и малом модерне. Такая постановка вопроса направлена на то, чтобы идентифицировать существующий проект модерна, который формировался как проект разрыва с прошлым, как малый модерн. В данном случае использование самого термина модерн подчеркивает его соединение с понятием прогресса, которое не возможно отрицать как важнейший фактор развития общества в долгосрочной обозримой перспективе. Таким образом выход за пределы программы разрыва с традицией можно определить как проект большого модерна, который не отрицает прогресс, а стремиться восстановить историко-культурную ткань общества  и опираться на традицию как необходимую основу для динамичного развития общества в будущем. Вопрос о том, что проект модерна (малого модерна) себя исчерпал и требуются новые подходы для его преодоления, был поставлен основателям концепции постмодернизма. Однако постмодернизм не смог выйти за пределы проекта модерна и продолжал развивать одно из основных свойств малого модерна  — это формирование социальных и культурных разрывов. Постмодернистская философия по существу это окончательное вырождение проекта малого модерна, это ситуация полной растерянности, хаоса и деструкции. Таким образом для преодоления модерна XIX-XX века, для восстановления историко-культурной ткани необходим проект, который бы сочетал в себе как принципы прогресса, так и стремление соединить историческую культурную традицию и преодолеть культурно-исторические разрывы, которые формировались на протяжении прошедших двух веков. Именно по этой причине имеет смысл идентифицировать философский проект такого плана, как проект большого модерна, проект который соединяет прошлое и будущее, создавая единую ткань развития цивилизации.

Эволюция идеологии как социального феномена

    Еще одной важной, теперь уже политологической концепцией, является теория эволюции идеологических учений. В данном докладе предлагается рассмотреть историю идеологии с позиции ее эволюции и выделить отдельные этапы этого развития такие как: предидеология (время философских кружков и дискуссионных клубов), идеология-учение (формулирование мировоззренческой платформы), идеологическая доктрина (прикладные идеологические концепции, которые активно внедряются в жизнь в ходе политической борьбы)  и постидеология, которая представляет собой стадию деградации больших идеологий с их распадом на множество популистских  политических концепций, направленных исключительно на соответствие сиюминутным настроениям общества.  В соответствии с этой концепцией в настоящий момент современное западное общество, это относится в том числе и к России как части политической культуры западного мира,  находиться в фазе постидеологии и деградации больших идеологических доктрин, что во многом коррелируется с общим философским фоном постмодернизма, который предлагает отказаться от больших нарративов и сосредоточится на малых, сиюминутных сюжетах. Наряду с этим постидеология представляет собой переходную зону и в ее пространстве происходит формирование новых идеологических учений, который по всей видимости будут стремиться выйти за рамки проекта малого модерна и в конечном счете оформятся как в большие мировоззренчески платформы, так и в локальные идеологические доктрины. Такой подход позволяет преодолеть множество из тех «трудных вопросов», с которыми в настоящее время столкнулась политологическая мысль в стремлении понять и осмыслить происходящие процессы.  Идеология не может быть исключена из жизни общества, так как это прежде всего рефлексия общества на окружающую действительность. Отсутствие идеологии и стремление к деидеологизации может свидетельствовать только о нарастании деструктивных процессов в обществе, поэтому дискурс об идеологии неизбежен и прекращение его невозможно, так как это дискурс об окружающем мире и о месте человека в этом мире. В настоящее время, как и в прошлом, общество остро нуждается в полноценном дискурсе о судьбах человечества и о путях его развития, в дискурсе ценностном и мировоззренческом. 

   Неожиданно возникшая острота стремления обратиться к идеологии как мировоззрению имеет объективные причины. Связано это с тем, что тотальная победа либерализма оказалась в конечном итоге пировой победой. Создать универсальную идеологическую систему, которая бы привела к «Концу истории» Ф. Фокуямы и к «Концу идеологии» Д. Белла не смотря почти на сто летнюю историю непрерывных усилий не получилось. Вместо счастливого общества «устойчивого развития» в реальности миру предлагается неприкрытый политический и экономический гегемонизм, направленный на решение сугубо экономических задач очень узкого круга государств. Широкое использование методов манипулирования общественным сознанием через СМИ создает ситуацию тотальности и непрерывности ведущейся войны об окончании которой было столько сказано. Количество военных конфликтов после краха СССР, который принес себя в жертву ради создания нового глобального не конфликтного миропорядка, не только не уменьшилось, а наоборот возросло. Страны Запада, которые зачастую выступают инициаторами военных конфликтов, вновь вернулись к своей столь привычной им политике колониализма и готовы вести войны оправдывая их идеологическими мотивами. Однако и для самого коллективного Запада произошла довольно неприятная метаморфоза с его идеологической составляющей. Если в период холодной войны имелось противоречие между догматизмом коммунизма и плюрализмом Запада, которое во многом давало моральные преимущества либеральным западным идеям, то в настоящее время формируется диаметрально противоположная картина между агрессивным догматизмом Запада, который готов насаждать свои «ценности» любыми в плоть до военных, методами и формирующимся достаточно плюралистическим пространством остального мира не желающим принимать эти идеи. Столь манившая прежде открытость западного мира превращается в нечто иное, нечто тоталитарное, в пространство где нет места открытой дискуссии и альтернативному мнению.  За красивой, яркой оберткой все отчетливее проступают стремление к тотальному контролю как за гражданами своих стран, так и стремление к контролю глобальному, не допускающему никаких альтернатив ни в политике, ни в этике. Однако к сожалению нужно констатировать, что полноценной альтернативы по отношению к неолиберализму Запада сейчас нет. На другом, пока еще только формирующемся полюсе общественной дихотомии личного и общественного имеется неоформленное  пространство идей и концепций явно имеющих в своей основе традиционалистский и во многом социал-демократический характер, но совершенно не взаимодействующих между собой.  Пока это только перенасыщенный бульон, в котором еще должна кристаллизоваться новая идеология, идеология в самом высоком ее понимании, идеология как мировоззрение.

Экономико-политологическая концепция доклада.  Возможности развития капитализма не исчерпаны.

  Что касается экономико-политической позиции доклада, то она исходит из из концепции Маркса об общественно-исторических формациях. В настоящее время человечество живет в капиталистической формации. Однако история показала, что мечта Маркса и его сторонников о том, что через тотальное обобщение средств производства и при правильном управлении этой собственностью можно могучим прыжком преодолеть логику исторического развития и сразу же оказаться в следующей общественно-исторической формации,  которую они определили как социализм-коммунизм, оказались не состоятельны. Уже в период становления марксизма оппоненты Маркса указывали на слабость и утопичность этой позиции в рамках спора об азиатском способе производства.  Столкнувшись с явным противоречием в своей теории и имея в рамках античного мира как товарную систему рабовладельческого мира Средиземноморья, так и государства восточных империй в которых средства производства были обобществлены практически по социалистически, великие бородачи будучи страстными адептами проекта модерна поступили по принципу «если факты не соответствуют теории, тем хуже для фактов». Они просто свернули эту дискуссию и стремились к ней не возвращаться, понимая насколько она неудобна для их светлой мечты увидеть становление нового общества в котором произойдет стремительный прорыв из «царства необходимости в царство свободы».  В 60-тые годы как в Советском союзе так и за рубежом была предпринята попытка вернуться к этой дискуссии. Среди зарубежных авторов можно отметить Карла Виттфогеля и Роже Гарди. Витфогель в частности пришел к выводу о том, что между восточными деспотиями древности и социализмом в России особой разницы не существует.  В свою очередь в Советском Союзе масштаб этой дискуссии был достаточно широк и имел международный характер. Так проблема азиатского способа производства обсуждалась на Московской дискуссии 1965 года в которой помимо российских ученых приняли участие ученые из Франции, Венгрии и Германии. Но в дальнейшем эта дискуссия была свернута и возродилась уже в период Перестройки, при этом реального влияния на понимание и оценку современного капитализма и его перспектив она не оказала.

    Не смотря на открытое противостояние между капитализмом и социализмом, многие западные социологи и экономисты, убежденные сторонники капитализма, проявляли большую симпатию по отношению к социализму и его плановой экономике, однако в логике этой симпатии в большей степени проявляла себя характерная для проекта модерна в целом теоретическая рациональность.  Особенно наглядно это видно на примере Йозефа Шумпетра, который в своей широко известной книге «Капитализм, социализм и демократия» достаточно подробно изложил свои взгляды по этому вопросу. Шумпетер сравнивал «социалистический проект» с капитализмом огромных монополий, которые далеко продвинулись в процессе обобществления и рационализации средств производства. По его мнению доведение этих процессов до их логического завершения и превращение монополий в сверх-монополию в рамках социалистического проекта должно привести к дополнительному росту экономической эффективности. Шумпетер очень внимательно анализировал теоретический социализм и постоянно подчеркивал его преимущество перед капитализмом. Кроме того, он активно выступал в пользу социалистической бюрократии и считал, что дисциплинированная бюрократия стран социализма будет эффективнее капиталистической. Насколько его взгляды оказались ошибочными доказала сама история. Все эти логические рассуждения исходили не из реальностей практической деятельности, а сугубо из теоретических построений, которые берут свое начало из веры проекта модерна в всесилие человеческого разума способного обуздать и подчинить себе стихию природы, в данном случае стихию экономическую. При этом лично сам он особой симпатии по отношению к СССР и другим странам социализма не испытывал. В данном случае Шумпетр почти попадает в идеологическую ловушку марксизма, которая и сейчас базируется на утвердившейся, превратившейся в догму оппозиции капитализм — социализм.  Однако как показала история социализм в тех формах в которых он проявил себя в ходе ХХ века, это не более чем одна из форм капитализма, сверх-монополизм  направленные на решение проблем ускоренной индустриализации, что в во многом подтверждается рассуждениями Шумпетра. Та скорость с которой страны социализма вернулись к государственному капитализму после того как процесс индустриализации был окончен и то с какой настойчивостью они ищут возможности на основе смешанной экономики выстраивать свои экономические модели в долгосрочной перспективе, достаточно наглядно свидетельствует о том, что капиталистическая общественно-экономическая формация будет иметь гораздо более продолжительный период своего существования, чем те три века которые отмерили ему Маркс, Энгельс и Ленин. 

    Таким образом в плане устройства современной экономики в долгосрочной перспективе можно со всей определенностью говорить, что 21 век будет веком развития капитализма с самым активным участием в экономике государства и  представления Маркса о том, что доведение монополизма в экономике до уровня тотальной монополии должно стать основой для нового общественного строя оказались не более чем оптимистической мечтательностью и утопизмом, которые по сути противоречили самой же концепции общественных формаций предложенной Марксом. Не опровергая саму систему деления истории на общественно-экономические формации необходимо признать, что капитализм является гораздо более продолжительным явлением, чем это казалось классикам марксизма. Даже исходя из простой логики было бы странно если бы все предыдущие общественно-исторические формации существовали тысячелетия, при этом капитализм ограничится всего парой столетий. Очевидно, что капитализм как общественно-историческая формация будет иметь столь же продолжительную историю. Однако это не исключает возможности его развития на принципах социального государства, где частный и общественный интерес могут находить свое равновесие в рамках демократических процедур.

Институционально-эффективное и социально-эффективное государство

     Еще одной концепцией, о которой к сожалению только упоминается в докладе и рассмотрение которой предстоит в дальнейшем, является концепция существования двух подходов к пониманию эффективного государства. Каждый из этих подходов относится к одному из полюсов базовой социальной дихотомии и соответствует в настоящее время одной из больших идеологических теорий. Это концепция двух стратегий в формировании и развитии государства как социального института. Эти стратегии можно определить как институционально-эффективное государство и как социально-эффективное государство.  Так институционально-эффективное государство соответствует идеологии либерализма и происходит из основных идеологических установок заложенных в основе понимания капитализма как формы устройства общества аналогичного некоему механизму, который функционирует по принципу самонастройки. Иными словами институционально-эффективное государство  — это государство эффективных институтов, наличие которых само по себе приведет к развитию общества и преодолению существующих в нем противоречий, также как невидимая рука рынка в идеологических представлениях рыночных фундаменталистов должна сама по себе регулировать рыночные процессы при капитализме. Такой подход имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Среди положительных  — это стремление иметь дешевое и эффективное государство,  к негативным относится стремление к созданию все большего количества бюрократических институтов развития и управления экономикой, количество которых постоянно растет,  при этом эффективность которых падает, также постоянная политика оптимизации (сокращения) социальных программ и обязательств, которые имеются у государства перед его гражданами. Что касается социально-эффективного государства, то акценты в организации такого государства исходят из стремления развития и увеличения социальных гарантий для граждан.  По сути это концепция социально-ориентированного государства.  Положительной стороной такого государства является стремление нивелировать социальные противоречия в обществе, не допускать крайних форм социального расслоения, создавать равные условия доступа граждан к основным социальным благам. К отрицательным — это перегруженность государства социальными обязательствами и разрастание бюрократического аппарата с ними связанными, также нужно отметить наличие избыточного давления на экономику высокими налогами и дополнительными социальными обязательствами хозяйствующих субъектов.  Таким образом суть политической жизни общества в целом как и в недавнем прошлом по прежнему будет определяться между реализацией этих двух походов к организации деятельности государства и в будущем идеология будет стремиться обосновать необходимость выбора того или иного направления. Непосредственно политическая жизнь общества будет представлять собой непрерывный процесс настройки государственного организма с периодическим колебанием в ту или иную сторону. Если говорить непосредственно о России то в настоящий момент представителями этих двух походов в определенной степени  являются Партия Роста (институционально-эффективное государство) и Партия Дела (социально-эффективное государство). В данном случае эти партии выбраны на том основании, что ои имеют общую социальную базу в лице национально-ориентированной буржуазии.  Если политический процесс в России будет развиваться без слишком больших потрясений, то эти партии могли бы стать основой для формирования двухпартийной политической системы, способной создать условия для быстрого экономического роста России, так как в своей основе они имеют общий базис исходящий из интересов развития национальной экономики и культуры.

   .

Традиционализм как основа для будущей идеологии

  Одним из направлений, которое  позволит сформировать в новом социальном пространстве большую идеологию и тем самым обозначить долгосрочные тренды развития общества, может стать новое прочтение понятия традиционализм. На первый взгляд современный мир кажется очень пестрым. Однако в нем со всей очевидностью обозначились идеологические доминанты, которые уже определяют и будут определять развитие общества в будущем. Так для западного мира такой доминантой в области идеологии является неолиберализм, неожиданная смесь левого этического радикализма и правового экономического либерализма. С другой стороны имеется активное противодействие этой идеологии, которое проявляется как в форме либерального консерватизма, характерного для западного общества, так и в различных формах опоры на национальные и культурные традиции, которые характерны для стран Азии и Дальнего Востока. 

    Такие страны как Китай, Индия, Россия, Иран стремятся активно противостоять натиску неолиберализма, опираясь прежде всего на свои культурно-исторические корни. Сложившаяся ситуация объективно подталкивает их искать возможности для формирования единой идеологической платформы, которая могла бы заключать в себе доминирующий принцип опоры на национальные традиции и культуру. Кажущаяся  невозможность сформировать единую идеологическую платформу преодолевается в том случае, если происходит отход от узкополитического взгляда на идеологию и возврат к пониманию идеологии как мировоззрения, как широкой платформы на которой возможна дискуссии и мирное сосуществование различных религиозных, политических и философских доктрин. Ключевым элементом такого возможного сотрудничества в деле формирования единой идеологии как единого мировоззрения может стать традиционализм, или если быть точнее новое, современное прочтение традиционализма, в котором осмысленно и целенаправленно преодолеваются те негативные свойства (архаичность, догматизм, стремление в политике к авторитаризму и пр.), которые имелись и имеются у традиционализма до настоящего времени. По сути в этом и заключается вся сложность стоящей перед политической философией задачи. Поиск нового, актуального прочтения традиционализма, который будет способен преодолеть те мировоззренческие разрывы, которые были заложены в процесс развития цивилизации в эпоху Нового времени, идеология, которая сможет преодолеть очевидную исчерпанность проекта модерна и перейти от малого модерна XVIII-XX века к проекту большого модерна будущего.

   Перед политической философией стоит задача поиска нового языка сформированного на базе нового традиционализма, который не противостоит прогрессу, а наоборот является его надежной философской основой, основой которая не позволит превратить технический прогресс, идущий самым бурным образом во всех сферах научного знания, в средство массового самоистребления человечества и который будет формировать понятие ответственности на всех уровнях социальной жизни общества. Современному миру необходим новый язык для того чтобы выстроить открытый политический диалог, направленный на мирное преодоление социальных противоречий как внутри государств, так и в международных отношениях.

Основные проблемные тезисы дискуссии об идеологии и ее месте в современном мире

    Помимо изложенных выше позиций необходимо обозначить основные проблемные тезисы изложенные в докладе и которые предлагаются для обсуждения участникам клуба.

     Первый тезис заключается в том, что идеология это непрерывный и открытый процесс разностороннего научного сотворчества и то, что его нельзя доверять узкой группе ангажированных властью политтехнологов, которые видят в идеологии исключительно инструмент манипулирования массовым сознанием в соответствии с текущей политической конъюнктурой, что в конечном итоге и приводит к тому, о чем говорил Маркс определяя идеологию как «ложное сознание».  Результатом такого положения дел становится вырождение полноценного идеологического, мировоззренческого дискурса и превращения идеологии в политическую догму, которая пожирает вокруг себя все живое.

   Второй не мене важный тезис заключается в том, что любая, даже самая гуманистичная идеологическая концепция стремится к своему перерождению и превращению в политическую доктрину с помощью которой правящие слои стремятся решить узко утилитарные политические задачи. Нет и не может быть универсальной идеологии, универсальным может быть только сам процесс дискурса об идеологии, так как мир слишком изменчив, а базовая социальная дихотомия между индивидуальным и общественным не устранима и ее преодоление неизбежно ведет в тоталитаризму. Мир идей слишком уязвим для политических амбиций и фальсификаций.

   Третий тезис заключается в том, что идеологию необходимо непрерывно создавать. Здание идеологии необходимо постоянно строить и модернизировать, так как постоянно меняется окружающая нас политическая и социальная реальность. Если общество желает сохранить свою культурную и этническую идентичность, то оно должно постоянно заниматься вопросами идеологии, определять и отстаивать свое место в мире, так как поражение именно в области идеологии ведет к поражению во всех остальных сферах жизни. Это не означает конфронтации и конфликтности, это означает постоянное стремление к самоосознанию, к самоуважению своего прошлого, настоящего и будущего.

    Четвертый тезис заключается в том, что необходимо уйти от тотального релятивизма постмодерна, который оказался в итоге тотально разрушительным по своим культурным основаниям и тоталитарным по своим политическим последствиям. Необходимо определить и принять ряд абсолютных социокультурных констант, которые выступают каркасом для формирования современного общества и его развития в будущем. По всей видимости такими константами являются:  личность, семья, государство, этничность и религия. Именно их совокупность определяют и будут определять в обозримой исторической перспективе социальную структуру общества.  Именно они прошли через все попытки в рамках проекта модерна как со стороны либералов, так и со стороны коммунистов их разрушить, вычеркнуть из жизни общества. Их поразительная устойчивость доказана историей и продолжение стремление к их разрушению и уничтожению являются преступными по отношению к человечеству.

    Пятый тезис  — это преодоление совершенно превратного и доставшегося от либералов эпохи Просвещения и марксизма представления о том, что религия противостоит прогрессу. Этот миф, который имел под собой больше политическую, чем идеологическую основу и который по факту был полностью опровергнут историей, должен быть подвергнут самой пристальной ревизии. Атеизм в ХХ веке не только не стал гарантией от тоталитаризма, а наоборот стимулировал масштабы преступлений против человечества. Религия не является антитезой как социального, так и технологического прогресса если она не стремится подменить собой науку. И это пожалуй наиболее важный вывод, который можно сделать из всего хода человеческой истории. Религия как и традиция не антагонисты научно-техническому прогрессу, а выступают основой для ответственного к нему отношения, к недопущению постановки безумных научных экспериментов с сомнительными социальными перспективами.

   Шестой тезис заключается в том, что само время диктует необходимость создания альтернативы всему проекту модерна, который начавшись с эпохи Просвещения к настоящему времени переживает жесточайший кризис и который включал в себя как либерализм так и коммунизм. Показательно, что неолиберализм, который сейчас претендует на место новой универсальной доктрины развития человечества сформирован как синтез левых и правых идей берущих свое начало в эпоху Просвещения. Однако неолиберализм не стремиться выйти за рамки проекта модерна не смотря на всю кажущуюсяя прогрессивность и нацеленность на будущее. При этом он со всей очевидностью не справляется с проблемой этического наполнения задачи гармоничного развития общества и организации ответственного контроля за техническим прогрессом, ставя под угрозу существование цивилизации.  Такой альтернативой по всей видимости может стать новое прочтение традиционализма,  которое исключает его негативные интенции, актуальное его прочтение как в плане идеологии, так и этики. Такой идеологической концепцией может стать  новый традиционализм или неотрадиционализм.

     Седьмой тезис заключается в том, что в современном мире происходят значительные социальные сдвиги, связанные в внедрением робототехники и Искусственного Интеллекта. Эти процессы самым непосредственным образом будут определять не только экономическую, но социальную ткань цивилизации.  Начинающийся технологический переход приведет к тому, что огромное количество людей будут испытывать очень серьезные трудности в плане наличия работы и доступа к социальным благам, все больше людей будет относиться к прекариату не смотря на наличие хорошего образования и высокого социального статуса. Надвигающаяся массовая пауперизация населения и смена социальных стратегий жизни в социуме, которые будут происходить под воздействием технологического перехода, вновь будут самым радикальным образом ставить вопрос о социальной справедливости и  принципах распределения материальных благ производимых общественным производством. Эта ситуация самым непосредственным образом будет влиять как на решение локальных проблем отдельных государств, так и в глобальном плане. Новые технологии нейтральны и они могут либо усугубить проблемы человечества, либо активно их решать, все зависит от того на какие цели в социальном плане они будут направлены. Поэтому технологии с одной стороны должны быть максимально доступны, так как именно недоступность современных технологий для развивающихся стран во многом является причиной большинства экологических проблем, а с другой стороны они должны находиться под самым строгим этическим контролем со стороны общества, так как их разрушительный потенциал постоянно возрастает.

       Восьмой тезис заключается в том, что международное развитие общества по прежнему будет оставаться в рамках соперничества и сотрудничества отдельных государств, которые являются наиболее эффективной формой организации жизни общества на конкретной территории в соответствии с культурными традициями проживающего на территории этого государства населением.  Все усилия по формированию единого глобального мира на основе доминирования того или иного государства или группы государств, а так же на основе навязываемой идеологии исходящей из идей «глобального «плавильного котла» ведут к нарастанию международной напряженности и в конечном итоге выливаются в новые формы неоколониализма. Глобализацию не остановить, но она может полноценно происходить только в пространстве «цветущего множества», идти на принципах альтер-глобализма.

   Разумеется круг обозначенных в данном случае проблем очень широк и в рамках этого небольшого доклада дать им глубокое освещение невозможно. По существу это приглашение к дискуссии не только участников клуба, но и всех кому важно каким образом будет развиваться современный мир. 

Share This Post

1 Comment

  1. Индивидуализм и коллективизм
    По своему происхождению и образу жизни человек это общественное (стадное) животное. Каждому человеку присущи противоположные чувства индивидуализма и коллективизма. Человек постоянно взаимодействует с другими людьми. В одних случаях он действует с ними сообща (командная работа для получения результата), а в других конкурирует и противоборствует («делёж добычи»). В различных обществах (странах, исторических периодах) эти проявления человеческой природы устанавливаются в разных пропорциях. В Древнем Египте жизнь человека была очень регламентированной, преобладал коллективизм. Это обеспечивало ему максимальную стабильность, но приводило к застою и замедлению прогресса, особенно при смене технологических эпох в мире. С другой стороны, в Древней Греции, или в Западной Европе после Средневековья, преобладал индивидуализм. Это приводило к быстрому прогрессу в Культуре (и в Технологии, которую я считаю частью Культуры), но необходимо сопровождалось «атомизацией» общества, большой социальной нестабильностью: революциями, войнами, сменой преобладающих политических и идеологических систем. Как ответная реакция на это в обществе, как в системе с отрицательной обратной связью, возникали экстремальные всплески коллективизма и подавления индивидуализма: фашизм и большевизм.
    Оптимуму соответствует некоторая мера сочетания в обществе коллективизма и индивидуализма, которая подвижна, и конкретна для определённого времени и места. Эта мера реализуется в форме соответствующего социально-политического устройства общества на всех уровнях: от семьи и трудового коллектива до государства и мирового сообщества — и в соответствующих идеологиях.
    При этом идеологий требуется много! Одна из них господствующая — обслуживает существующую социально-политическую систему, оправдывает её, и служит основой для ее функционирования и совершенствования. А другие являются «виртуальными» — соответствующими другим социально-политическим системам. В данный момент эти идеологии не реализуются на практике, но они готовят возможность перехода при необходимости (при смене условий существования общества) к реализации новой социально-политической системы на смену устаревшей. А поскольку будущие условия всегда многовариантны, то обществу требуется иметь про запас несколько вариантов идеологий.
    Важно также, чтобы в обществе были разные люди с различными качествами и взглядами. Это может усложнять его функционирование, но повышает его устойчивость при изменении внешних условий. «Город — единство непохожих», как сказал Аристотель.
    Свобода мысли и слова позволяет развиваться таким виртуальным идеологиям, и конкурировать им между собой, и даже с господствующей идеологией. Только тогда, когда эта свобода обеспечивается в достаточной степени, общество встречает необходимость изменения своего устройства подготовленным, и может сделать это эффективно: вовремя и относительно безболезненно, на основе уже заранее подготовленной и достаточно развитой виртуальной идеологии, и соответствующих людей, ее носителей. В противном случае существование старой системы затягивается до предела. И ее замена новой системой происходит непродуманно, стихийно и очень болезненно, без заранее подготовленного плана (идеологии) и не подготовленными к этому людьми.

    Это цитата из моей работы:
    Смысл жизни и смежные вопросы. И ответы.
    (Инстинкты — Смысл жизни — Мораль — Вера — Гуманизм)
    Борис Новиков
    Редакция 2020-03
    Эта статья: https://yadi.sk/i/z1aVvOkQJhmsNQ

    Reply

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Перейти к верхней панели